Это случается, когда нарцисс испытывает особенно жгучий, специфический стыд — т. е., к нему приходит понимание, сколь велика разница между его ложным Я, презентуемым миру, и тем, кто он есть на самом деле.

Эти переживания — самые тяжелые в жизни нарцисса. Он как никогда остро ощущает свою ничтожность, отверженность. Это нарциссово дно, от которого он стремится поскорее оттолкнуться.

Вот почему в такие моменты они искренне хотят начать «новую жизнь». И часто начинают ее.

Бросают пить. Берутся за английский. Едут на богомолье. Устраиваются на работу. Раздают долги. Навещают заброшенного ребенка. В общем, "берутся за ум".

Сэм Вакнин рассказывает, что масштаб трансформации может быть таков, что нарцисс бросает абсолютно все — работу, окружение, город — и начинает жизнь «с чистого листа».

Такие крутые меры — а точнее, их результат в виде одобрения окружающих — способствуют получению нужных отражений и быстрой подкачке грандиозности.

И когда она подкачается до более-менее высокой отметки (достаточной она не бывает никогда, нарцисс ненасытен), «просветление» заканчивается.

Таким образом, "новая жизнь" нарцисса - это лишь фасад из неких "положительных" телодвижений, но осознанности, последовательности за ними нет. При этом нарцисс может и не осознавать, что опять имитирует "совсем другого человека".

Чтобы последовательно улучшать свою жизнь — нужно иметь другое устройство личности, другую «начинку». А нарциссическая патология, увы, неизлечима...

Как же начинает "новую жизнь" нормальный человек?

- Он ее...не начинает, а при желании меняет мелкими шажками, закрепляя результат. Т.е. он не ставит себе мега-задачи: накачаться, заработать миллион, прочить 100 книг - и все это за месяц.

- Он в принципе старается не "доходить до ручки", рано фиксирует негативные изменения в жизни и старается не допустить ухудшения.

Давайте обсудим.