...Такую подставу организовала у себя в доме питерская интриганка Идалия Полетика осенью 1836-го. Пригласив жену Пушкина, она уехала, а на авансцену вышел Жорж Дантес-Геккерн, большой кореш Идалии.

"...вынул пистолет и грозил застрелиться, если она не отдаст ему себя. Пушкина не знала, куда ей деваться. По счастью, дочь хозяйки дома явилась в комнату, гостья бросилась к ней", - пишет Вера Вяземская.

С этого ЧП, собственно, и начался путь Пушкина к могиле. Вскоре он получил глумливую анонимку, где его причисляли к ордену рогоносцев. И хотя на 100% вина Дантеса (и его приемного отца Геккерна) не доказана, многие пушкинисты не сомневаются, что это их рук дело.

Натали отвергла Дантеса - и папа с сыном решили отомстить, бросив тень на ее репутацию в глазах мужа. Как "весело" было внести разлад в отношения любящих супругов, взбесить Пушкина, заставить страдать Натали!

А вдруг этим не кончится, и поэт отвергнет "гулящую" жену? "Ну это просто праздник какой-то"!

...Выходит, Идалия стала орудием Геккернов в интриге против Натали и Пушкина. Однако она отнюдь не была "летающей обезьяной" нарциссов, которая не ведала, что творила.

Полетика плела эти козни, в первую очередь, для собственного удовольствия. Она ненавидела поэта - и, видимо, Наталью Николаевну, свою троюродную сестру, кстати.

Но почему??? Биографы Пушкина до сих пор ломают голову над загадкой ненависти Полетики. Упорно ищутся, да так и не находятся свидетельства того, что поэт причинил ей зло. Да и каким должно быть это зло, если ненависть Идалии с годами только разгоралась, и она скрежетала зубами спустя 43 (!!!) года после трагедии? Так, что намеревалась съездить плюнуть на памятник "извергу", который в 1880 году открывали в Одессе?!

...Меж тем, не нужно доискиваться никаких причин ненависти Полетики. Они вполне ясны. Но сначала - версии пушкиноведов.

№1. Из-за шутейного мадригала

Пушкин якобы написал Идалии в альбом любовное стихотворение и пометил его... 1 апреля. Действительно, поэт как-то шутканул подобным образом, но еще в 1820-х и с другой дамой. Об Идалии он тогда понятия не имел, да и сама она была ребенком.

№2. Из-за того, что Пушкин отнял у нее любимого

Есть версия, что Дантес на самом деле был влюблен в Идалию, а жену Пушкина они использовали как ширму, дабы отвлечь внимание света от своей связи.

Что ж, связь у них могла быть запросто, но это не означает, что Идалия была у Дантеса единственной. Параллельно он волочился за Натали, строил глазки ее сестре Катрин и имел виды на юную аристократку Марию Барятинскую. А Полетике, скорее всего, ездил по ушам, что все они ничего для него не значат, и лишь одна Идалия - свет в оконце.

Думаю, Полетика была уверена в своей исключительности для Дантеса и подобно маркизе Мертей развлекалась, помогая Вальмону гнобить "соперницу".

Но когда после дуэли Дантеса выслали из России, Идалия разрыдалась в гостях у его жены Катрин (сестры Натали), узнав, что он уже уехал. И была прямо безутешна. Поэтому есть версия: ненависть Идалии к Пушкину и Натали усилилась, поскольку они якобы отняли у нее любимого человека.

Но понятно, что они не отнимали. Питерские Мертей и Вальмон пострадали от своих же козней.

№3. Из-за того, что Пушкин отверг Идалию

Вера Вяземская пишет, что Пушкин проигнорировал знаки симпатии от Идалии, вот она и взъелась на него.

Но вопрос, какие знаки внимания она ему якобы оказывала. Известно, что поэт дружески флиртовал с ней. Ну как флиртовал? Как-то в письме к жене передал Полетике поцелуй, который бы хотел получить лично, т.к. на почте не принимают. :)

О других подкатах Идалии к поэту ничего не известно, поэтому даже если ее и "отвергли", то лишь культурно отклонили ее авансы, а не ужас как отвергли. Каждого из нас так "отвергали" хоть раз в жизни, но вот попроси меня назвать фамилии "пренебрегших" - я сильно задумаюсь. Какое уж там ненавидеть...

...Думаю, причины фанатичной ненависти Полетики стоит искать не в мифических прегрешениях Пушкина, а в личности самой Идалии.

Она была незаконной дочерью графа Строганова. Овдовев, он женился на ее матери, но Идалия осталась на положении "воспитанницы" и, видимо, остро переживала "сиротство" при живых маме-папе. При этом бок о бок с ней росли сыновья Строганова от первого брака - и вот они-то были "настоящими" детьми! Таким образом, с детства Идалия чувствовала свою "ущербность". Отличная почва для формирования нарциссического характера - завистливого и злобного.

Нарцисс завидует всем и вся, но более всего, тем качествам, которые нельзя заполучить. Можно стать богатой и заиметь титул. Но нельзя стать столь талантливой, как Пушкин и столь прекрасной и способной внушать любовь, как Натали.

Значит, Натали - всё, а Идалии - какие-то поцелуи, и те - по почте?

Значит, "косоглазая мадонна" и "рифмоплет" уверенно вхожи в императорские тусовки, а Идалия "почетно" замыкает сотню приглашенных?

К Натали благоволит император, да и Дантес - хорош любовничек! - одержим ею, хоть и называет жеманницей. Тема зависти здесь точно такая же, как у маркизы Мертей к президентше Турвель. Воображая себя царицей сердца Вальмона, а других - марионетками его "проказ", на самом деле маркиза Мертей завидует своим соперницам и ненавидит их.

Словом, все в этой чете бесило Идалию. И она бы злобствовала закулисно и безобидно для Пушкиных, но фишка легла иначе. "Позабавившись" с Дантесом над Натали, а потом перепугавшись последствий, Идалия озлобилась еще больше.

Эти двое чуть не сделали виновным Дантеса, так неровен час, дойдет и до нее!  И дополнительная досада: "щелкопер" доказал свою "особенную" любовь к Натали, т.к. "впрягся" за нее, а не вышвырнул "изменщицу" вон.

...Немного о судьбе Идалии. Двое ее детей умерли в младенчестве, а дочь Елизавета - в 22 года. По некоторым данным, мать жестоко третировала ее. Сама Идалия пережила своего мужа на 30 лет, а Пушкина - на 50.

...Первые годы после смерти Пушкина его книги не были бестселлерами, и Идалия злорадствовала по этому поводу. Ей было важно, чтобы ее нарциссическое обесценивание Пушкина было оправдано для нее же самой. Типа, ничего личного, это не я, а ВСЕ считают его ниочемным автором.

Поэтому логично, что ее ненависть стала разгораться прямо пропорционально расцвету славы Пушкина...