Отмечу важные детали:

- чем сильнее эмоциональные качели, чем серьезнее насилие, тем быстрее формируется стокгольмский синдром и, соответственно, дикий страх потерять "любимого".

- даже после серьезных избиений у жертвы, после первого приступа гнева, возникает стремление выгородить обидчика, скрыть ото всех правду, ведь "они не поймут наших особенных отношений", "им не объяснишь, как он меня на самом деле любит".

- после актов самого серьезного насилия у жертвы возникает нечто вроде облегчения - очередной цикл насилия подошел к концу. И даже радостное предвкушение скорого сахарного шоу и "медового месяца". Как в опере, "пускай погибну я, но прежде..."

- у автора не проанализировано, с чем связана ее одержимость второй беременностью, хотя она уже ходит в синяках и тащит на себе весь дом. Возможно, она сама прокомментирует или вы корректно выскажете версии.


"Мне было 15, я пережила пару безответных влюбленностей, пару типа серьёзных отношений, но дальше поцелуев дело не заходило. Бросила техникум, искала себя и то, чем хочу заниматься.

И тут звонок. Мобильников еще не было, болтали по домашнему. Позвонил парень из параллельной группы в техникуме. Мы были знакомы, даже год назад пытались встречаться, но я его бросила через пару недель. Показался скучным, а меня распирало энергией и авантюрами.

Помню в тот день, когда мы расстались, я собралась на концерт любимой группы. И он звал гулять, но концерт перевесил, и я решила с ним порвать! Не помню, может быть он высказывался против концерта... но тогда я поступила правильно!

Позвонил, как ни в чем не бывало. Как дела, с кем ты. Я была одна и была готова к новым чувствам. Долго болтали обо всем. Находили много общего, он словно читал мои мысли! На следующий день встретились, был поцелуй... и начались отношения.

Ему 16, мне почти 16. У меня не было секса еще, у него был. Конечно, он хочет секса со мной, но три месяца я продержалась. Он не настаивал, ждал. Все случилось вполне обыденно,однажды, когда родителей не было дома, под какую-то красивую музыку. Помню, что была сама готова и сказала об этом. Не было как-то сильно больно и еще не было крови... В будущем он часто будет припоминать этот факт: не было крови? Значит, ты не была девственницей, врала.

Сначала секса было много: несколько раз в день. За неимением опыта я на многие вещи не обращала внимания. Не видела, что он озабочен только своим удовольствием, а я по остаточному принципу. Я изображала оргазм, но на самом деле с ним его не было ни разу.

Первый ледяной душ, как я сейчас понимаю, был таким: нам где-то 16-17, я учусь на вечернем, работаю днем в своем институте лаборантом. И как-то мы гуляли, захотели перекусить, из денег было 200 рублей у меня. Но не мои, а везла их своей маме, просили передать просто через меня.

"Меркантильная мразь"

Говорю ему, мол, есть деньги, но не мои. Он отвечает, что не проблема и вечером мне их отдаст. Сходили в мак, поели. Потом поехали к нему домой. Он жил один с мамой.

Я оставалась ночевать у него. Про деньги тишина, я решилась напомнить, спросила как-то аккуратно, мол, ты не забыл, милый, мне очень важно завтра деньги маме передать. На что в ответ услышала холодным злым голосом: ты мразь, меркантильная. И с собакой пошел гулять.

Я реву. Дома его мама, иду к ней, рассказываю что случилось. Она не жалеет меня, не осуждает его за такие слова, просто молчит. Потом достает 200 рублей - и все. Он пришел, не извинился. Продолжал гнуть про мою меркантильность.

И я почувствовала себя действительно виноватой... 4 дня после этого не обедала на работе, экономя 50 р в день. И отдала им 200 рублей назад.

Первой ссоры с дракой не помню. Но тоже где-то все на первом году отношений. Помню, что мы кричали, потом он резко дернулся в мою сторону, схватил за горло и начал душить, но быстро перестал, толкнул, я упала на пол. Но вместо того, чтобы послать его или уйти молча, я начала ползать за ним и умолять простить… Это был 100-процентный стокгольмский синдром.

Я была уверена в нашей неземной любви и согласна на все, лишь бы он был со мной. Мне казалось, что мы идеально друг другу подходим. А все ссоры, где он меня обзывал (дура, сука, мразь, овца) - это такой характер, вспыльчивый. И если я буду лучше стараться, то все будет хорошо.

Святая женщина

Про его маму стоит сказать отдельно и подробнее. Она стала вдовой в 27 лет. Муж разбился на машине. И она стала растить сына одна. С ее слов, никто из новых мужчин не нравился сыночку, поэтому она решила отказаться от личной жизни и посвятить себя сыну.

Мое появление было воспринято в штыки. Они ссорились за дверью часто, когда я была в их квартире. Когда мы где-то гуляли, были у друзей, она часто ему звонила, с одними и теми же вопросами: где ты, с кем ты, делать вам нечего, шляться неизвестно где, дома лучше бы сидели. Он бесился, мама обижалась.

Вообще, меня не покидало чувство постоянного напряжения в той квартире. Мама - фанат порядка и чистоты, и мне постоянно казалось, что я делаю что-то не так, оставлю за собой грязь, не туда положу. Я даже дышать старалась там аккуратно.

Однажды она попросила сварить суп. Я умела уже прилично готовить, не переживала, что будет невкусно. Она не выходила из кухни и внимательно за мной следила. Как режу, как мою, сколько и куда кладу. И почти каждое действие комментировала: ой, а ты вот так делаешь? А я по-другому… ой, а ты картошку нарезанную не промываешь несколько раз? А я промываю… В общем, видимо, наблюдения ее не удовлетворили и суп мой она даже не попробовала.

Мы с ним ругались. Как минимум, мы кричали. Он почти всегда оскорблял или посылал меня. Я ни разу не позволила себе слова грубее «дурака». Однажды позволила, уже через много лет брака. Назвала его бараном, за что получила тут же в лицо.

Больше всего я боялась, что мы расстанемся! При каждой ссоре этот страх окутывал настолько сильно, что я забывала о гордости, самоуважении. Мной управлял страх его потерять.

Почувствовав его гнев, я переключалась в режим подстилки и начинала просить перестать, обнимала, пыталась целовать. Это никогда не помогало. Тогда я начинала плакать, но слезы выводили его еще сильнее либо он игнорировал меня. И мне уже была не важна суть конфликта, мне нужно было примирение любой ценой. Иногда это был секс (я начинала, он соблаговолял), иногда я просто сама его обнимала и засыпала.

В то время я писала стихи и многие были про него. Стихами я также пыталась помириться. Вот одно из:

Иногда я люблю тебя дико
До смерти, до боли, до крика
Я люблю тебя с резким надрывом
С голосом тихим до хрипа.

А порой я люблю тебя нежно
Тихо, спокойно, уютно,
Но слова бросаю небрежно
И потом задыхаюсь минутно.

Я люблю тебя глупо, нелепо,
Неумело, странно, по-детски
А порой почти совершенно
Но всегда всей душою, всем сердцем.

Я люблю тебя абсолютно,
Без остатка, без капельки лишней
Я люблю тебя поминутно,
Наливаясь, как спелая вишня.

Я люблю тебя с придыханьем,
С замиранием сердца немого.
Я люблю тебя с страстным желанием,
С увлечением сердца прямого.

У меня есть вопросы и все без ответа
Лишь одно я знаю конечно
Я готова бежать до рассвета
И кричать: "Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ ВЕЧНО"



Если мы ссорились по телефону, то я бросала все дома и мчалась к нему. Мне казалось, что сердце перестанет стучать, если мы не помиримся. И что, увидев меня, он оценит, как сильно я люблю и изменится сам.

Однажды, когда я молила о прощении, клялась в вечной любви и авансом прощала все его грехи, он сказал: "Ты - ангел! И что еще мне дураку нужно?" Долго я помнила это, что я ангел, а значит я могу простить и вынести все.

Вообще, христианский подход мне пришелся по душе: если тебя ударят, подставь вторую щеку. Гордыня - смертный грех. Кто первым мирится и просит прощения - тот мудрее! Всем этим я руководствовалась 11 лет брака и 15 лет отношений. Это было моим личным оправданием, моими способом держаться от помешательства.

Хочет ребенка, но... не готов быть отцом

Так прошло 4 года. Было много всего, работа, учеба. Родители мои приняли его, мы часто ночевали у меня. С его мамой было напряженно, я старалась избегать общения. Он же звонил ей каждый день. Она должна была знать все о нем.

В какой-то момент мы перестали предохраняться. Сначала были презервативы, потом как-то через раз, потом и без них. Вроде как с ними не те ощущения. А так как я за 4 года не забеременела, то и вообще можно не переживать. Да, это очень глупо и очень по-детски.

Мне было 19 лет, я работала в магазине одежды, училась на вечернем. Родители развелись в мои 18 и я сразу начала подрабатывать, чтобы помогать маме.

Помню этот день. Я на работе, у меня задержка дней 10. Но я делала тест, когда был 1 день задержки и он был отрицательный. Но вот 10 дней, и ничего не начинается. Сделала тест - 2 полоски… Смешанные чувства, и радость и волнение, и страх. Была уверена, что он обрадуется.

Ведь совсем недавно, в один из приливов сахарного шоу он шептал, что хочет ребёнка. И как бы делал его с настроем. 4 года до этого ни разу такого не говорил, а тут раз - и готово.

Не помню, что именно он сказал на новость о беременности. Но это было сдержанно. Ни радости, ни горя. Сказали родителям - я своей маме, он своей. Моя конечно в шоке, но сразу сказала, никаких абортов, поможем.

А вот его мама требовала аборт. Ходила даже к моей маме, пыталась ее уговорить. Аргументами были слова о том, что это ее сын, ее смысл жизни и вообще нечего нищету плодить. Ненавижу эту фразу!

Мы с мамой сказали, что я буду рожать. А вы уж как хотите. Он метался. Мама его здорово накручивала и он буквально каждый день менял мнение: то я так счастлив, у нас будет ребёнок. То иди делай аборт! Я не готов!

Я то рыдала, то сияла от счастья. Качало нереально. И вот как-то утром просыпаемся, и он снова включает песню про аборт. Я психанула и говорю: ты маменькин сынок! Не можешь своего решения принять. И встаю с кровати. А мне в спину сильный удар кулаком… Не смей так меня называть!

Синяк был не синий даже, черный… думала, там перелом или трещина в лопатке. Это уже не первый раз было и я уже приняла за норму такую жизнь: ударил, помирились, медовый месяц, ровно, нагнетение, взрыв, ударил.

Ездили в травму с тем синяком, он со мной потащился. Боялся видно очень, что я правду расскажу врачу. Сидели в очереди и он ластился ко мне, шептал на ушко как любит и как ему стыдно.

Даже после этого он еще метался: поговорит с мамой и давай про аборт мне. Поговорит со мной - соглашается на ребёнка. Я плохо помню, что чувствовала. Было постоянно плохо и каждый день слезы.

И в какой-то момент он зовет меня встретиться, погулять. Перед этим мы в очередной раз поссорились и дня три не общались, я решила для себя, что это конец. Встретились в центре, поели в маке. И он говорит: я принял решение, я хочу этого ребёнка.

Потом много раз проезжая мимо этого места, он любил с гордостью вспомнить и сказать: помнишь, как у этого самого столба изменилась твоя жизнь?

"Пойдем, что ли, в загс"

Я ждала, что теперь он должен позвать в загс. Но он не звал. А тут у наших друзей близких тоже случилась беременность, на два месяца позже моей. И парень там сразу сделал предложение и они готовились к свадьбе. Друзья такие же молодые, 19-20 лет.

Я забеременела в сентябре. Уже был Новый год, а в загс никто не зовет. Намекала, спрашивала прямо - ответ был в духе: не хочу, зачем, я и так с тобой. Погуляли на свадьбе друзей 14 февраля. У той невесты срок маленький, животика нет еще, красивое, пышное платье, ресторан.

Я тоже так хотела, конечно. Но живот у меня уже был. После этой свадьбы, видно, стало ему стыдно. Но не передо мной, перед друзьями. Может кто и спрашивал его, почему вы не распишетесь? В итоге однажды утром он сказал: пойдем, что ли в загс сегодня, заявление подадим.

Я конечно была счастлива! Хотя и был уже март. Подали заявление на 4 апреля. Это 6,5 месяцев срок на день свадьбы. Живот уже не скроешь, платье мама моя сшила красивое, конечно, но не о таком мечтают девочки. Денег на рестораны-лимузины тоже не было. Решили отмечать у нас дома.

После свадьбы решили жить у меня. Я продолжала учиться в универе, он бросил институт и начал работать. Конечно, родители помогали много финансово.

Рожать мне было в конце июня. Как начались теплые дни, мы стали ездить к друзьям на дачи. У нас была своя компания студенческая, где образовались пары и семьи. И вот в одну из поездок я познакомилась с его ревностью. Много людей, сидим возле мангала. Кто-то стоит, кто-то ходит. Он уходит ненадолго в сторону, я остаюсь где была, разговариваю. У меня 8 месяц беременности!

Он возвращается с совершенно другим лицом. Камень. Холодный, злой. На мои вопросы, что случилось, отвечает через зубы: ничего. Мои попытки к нему прильнуть, обнять - отталкивает, убирает мою руку. Я внутри вся дрожу, я не понимаю, что происходит, почему он так изменился. Но мне по привычке уже жизненно важно помириться как можно скорее.

Но он не объясняет причин своей злости и не реагирует на меня. В таком настроении ложимся спать. Я плачу тихонько. Засыпаю. УтроМ первым делом пытаюсь его обнять, отталкивает и что-то грубо говорит, мол отвали, шалава, ты сама все должна понимать. Я рыдаю. Из соседней комнаты выходит наш друг, спрашивает, что случилось.

Я плачу и говорю, что и сама хочу понять! Он с мужем выходит на улицу, поговорить. Возвращаются и наконец я узнаю суть. Оказывается, когда вечером муж отходил от костра, а потом возвращался, он увидел, как я и один наш общий друг резко друг от друга отошли, как будто нас застукали! При этом друг был со своей девушкой, ну а я глубоко беременная. Он придумал себе измену на глазах у всех!

В будущем он ревновал ко всем общим друзьям. Повод был не нужен.

Всё на мне

Родился сын. Мне только-только исполнилось 20. Совсем молодая мать, но я была полна сил, смелости, уверенности в светлом будущем. Сашка стал настоящим катализатором моей энергии, мне казалось, что я все могу!

Сын был спокойным, хорошо спал и ел, плакал только по делу, и я с ним хорошо справлялась. В первые дни мне казалось, что муж счастлив и вот теперь все будет по-другому! Но он мало помогал. Ночью он спал так крепко, что ни разу не слышал, как я встаю к сыну. Гулять с ним один не выходил. Ну он же работал, а я дома, на хозяйстве. И мне казалось неправильным его ещё и сыном напрягать.

Но я не брала академ в универе и продолжала учиться на вечернем. Поэтому несколько раз в неделю уходила на пары, а мама и муж оставалась с сыном. Помню, придя однажды с учебы, увидела такую картину: муж на диване смотрит телевизор, а рядом Сашка надрывается в плаче. И видно давно плачет. Мамы дома не было.

Муж злой! Орет и все! То есть он смог слушать спокойно надрывный плач младенца и смотреть телевизор… это очень яркий пример отсутствия эмпатии хоть в каком-то виде. Потом я практически каждый день на учебе переживала и думала, как там сын.

Закончив институт, я фанатично захотела второго ребенка. Это было как наваждение. Старшему было 2 года. А у меня снесло крышу. Муж был не против. Как я теперь понимаю, он хотел второго только чтобы не идти в армию.

Я почему-то была уверена, что стоит перестать предохраняться, и все сразу получится. С первого раза ничего не вышло, да и со второго тоже.

Я была расстроена, до слез. И тут у нас вспыхивает очередная ссора. Не из-за чего. Но он хватает меня за руки, толкает, сжимает кисть очень сильно и там что-то хрустит. Всю ночь нестерпимо болит мизинец. Наутро опухает и синеет. Беру сына и еду с ним в травмпункт. Муж все еще обижен, зол и не разговаривает.

По дороге в травму думаю, что придумать, как я могла сломать палец. О том, чтобы сказать правду и зафиксировать побои, нет и мысли. Вернее я их отгоняю, так как заранее знаю, что все прощу, мы помиримся и вообще, мы же так хотим второго ребёнка. Мне накладывают гипс. Да, это перелом.

Врачу говорю, что бежала к автобусу, и рукой задела металлический забор. Интересно, поверил ли врач?

Приехали к дому, гуляю с сыном на площадке, пишу мужу смс: ты сломал мне палец. В ответ приходит: дура, сама виновата.

И вот я беременна! Радуюсь, самая счастливая на свете! А через пару недель начинается кровотечение, тесты отрицательные, сдаю кровь на хгч - 27,6. Прихожу в ЖК, мне врач заявляет, что ниже 50 _ это не беременность, отправляет на узи, где ставят начавшийся выкидыш.

Еду в больницу. Вернее везет муж на машине. Я плачу, переживаю, а он злится и психует на меня. Мол, подумаешь, ничего страшного. Ну не вышло в этот раз. Потом получится. Только говорит это злым тоном.

В больнице вместо сохранения предложили чистку сразу. Я отказалась и уехала домой. Через несколько дней, как закончилось кровотечение, сдала ХГЧ еще раз, было по нулям. Значит, все вышло. Но ни врач, ни муж не признавали это как прервавшуюся беременность, и мои слезы и грусть считал надуманными и преувеличенными.

На нервной почве у меня начался розовый лишай. Ездила на переливание крови. Дальше была очередная ссора. Он меня винил в холодности и называл бревном. Сказал, что ему лучше ПОДРОЧИТЬ, чем со мной сексом заниматься.

Но я только пережила выкидыш
, а он-то думает, что я должна тут же прыгать со страстью в койку.

Он представил все так, что я вообще ничего не делаю, и только он один. Что ему надоело стараться, и если мне надо, то я сама все делать должна. Меня жутко обидели его слова, потому что это неправда. У меня к нему тоже масса претензий в сексе. Мне не хватает элементарной нежности - и он об этом знает - но ничего не меняется.

Когда я спросила его - а знает ли он, что надо мне в постели? Он ответил, что нет и ему уже все равно!

Понятно, что тут нужно было посылать нафиг, но в токсичных отношениях все не так. Я боялась жутко. Страх его потерять был настолько огромен, что затмевал все остальное.

И уже через несколько дней мы снова активно старались над вторым ребёнком. Я превратилась в типичную овуляшку. Меряю температуру, анализирую выделения, прислушиваюсь к любой боли в груди и животе. Ребёнок - моя главная цель.

Забавно, что тесты довольно часто показывают еле видные полоски. А делала я их каждый цикл. Интересно сейчас стало, это были сорвавшиеся беременности или я настолько сильно хотела ребёнка, что организм так реагировал?