...Может показаться, что автор сразу не понравилась своему будущему мужу, настолько "кислым" он был с самой первой встречи.

Однако на самом деле - "понравилась", если так можно сказать о деструктивном человеке.  И свой выбор он сделал еще в переписке, до встречи. Ну не будет человек столько переписываться, встречаться и съезжаться с тем, кто "не в его вкусе", "странный" и "вообще не такой".

Сразу же задать такой обесценивающий тон - прекрасные Пробы пера и начало дрессуры. "Слабонервные" уходят или качают права, другие - остаются и выслушивают километры злобного бубнежа и придирок.

Неслучайно абьюзер сказал автору уже в браке: "Терпела раньше - терпи и сейчас".

...К счастью, автор уже давно не терпит. Любовь прошла, как и все иллюзии, что она может что-то улучшить в своем браке. Она без розовых очков видит, кто есть ее муж. Осознала свою эмоциональную зависимость и проработала ее со специалистами.

И пусть пока она остается с абьюзером, я почти не сомневаюсь, что она уйдет от него в ближайшие месяцы-годы. Ведь она уже даже подготовила, куда. То есть, решение уйти подкрепила действиями.

"Свою историю я долго не решалась написать, мне казалось, что у других читательниц настоящий треш, куда мне с лайт-версией абьюза. Хотя, может быть, она совсем не лайтовая?

Мне хорошо, когда его нет. Я становлюсь собой и не боюсь больше "слишком громко засмеяться", что-то не то сказать или сделать, не боюсь увидеть в ответ на обычный вопрос козью морду и услышать нравоучения, что "у нас будет все плохо, пока будут поступать такие вопросы", "жена, ты тормозишь", "ты тупишь", "ты давно уже людей не видела и разучилась общаться" (я в декрете).

Весь прошлый год моя беременность и послеродовой период сопровождались сильнейшей депрессией с суицидальными мыслями, которую я связываю именно с мужем, с его внушением, что я ничтожество.

Это такое страшное состояние, когда хочется уйти по-тихому, чтоб никто не заметил, не смог воспрепятствовать, чтоб никому не причинить неудобства своим уходом.

А как же дети? В таком состоянии уход воспринимается как благо для детей, ведь им не нужна такая мать (не спрашивайте, какая, просто "такая"). "Такая" мать не может дать им ничего хорошего, ничему не научит, она - плохой пример амебы и ничтожества. И дети вырастут несчастными, видя его.

Им нужен хороший пример уверенных в себе людей. Вот муж и свекровь знают, "как правильно жить", детям будет лучше с ними. Я теперь понимаю, почему женщины выходят из окон, и наличие детей их не останавливает. Наоборот, мысли о детях и толкают их в окно еще сильнее.

Интереса нет, но… будем встречаться

Мы с мужем из разных стран. Долго общались по переписке, потом встретились. Встреча была странной. Он был очень отстраненным, неэмоциональным, даже холодным. Я хоть и чувствовала это по переписке, но не настолько.

Казалось, я ему совершенно не понравилась. Общались мы приятно, разговоры были такими же, как и в письмах: интересными, обо всем подряд. Я не проявляла особых чувств, видя его эмоциональную стену. Но внутри понимала: я пропала, растворилась в нем.

Мы виделись каждый день, и часто инициатором встреч был он. Мы гуляли, часами разговаривали. Не могу сказать, что я чувствовала родственную душу, но я была настолько влюблена, что мне это было неважно. А он все время был напряжен, отстранен, ни разу не проявил заинтересованности во мне как в женщине, даже во взгляде. Я не навязывалась.

Нои не понимала, чего же ждать дальше. Интереса нет, но общение он продолжает и даже более того - инициирует.

Через дней десять мы все же сблизились. Вроде бы все было прекрасно, любовь взаимная, но вот эта холодность... Она была с нами постоянно, особенно если мы выезжали в город гулять.

Он вообще в людных местах был как будто не со мной. Упаси боже - взять за руку, обнять. Поначалу мне и в голову не приходило, глядя на него, даже попытаться на людях "подступиться к телу". А потом уже, через несколько месяцев и даже лет, он мне прямо говорил, что это "неправильно" - ходить за руку, под руку, обниматься при всех.

У него вообще мания, что на нас все смотрят и подглядывают. Даже в темной комнате (если ночью не задернуты шторы - сексу капец). Да-да, он типа в штуку так и говорит, что за окном кто-то стоит и смотрит.

Вид у него во время наших редких вылазок в город был недовольный, отчужденный, холодный, говорил он мало. Я чувствовала себя не в своей тарелке.

Самое отчетливое, что я помню из того периода: при нем я резко становилась более тихой. Мне казалось, что я вся какая-то неуклюжая, громкая, хотя ПОКА он мне об этом ничего не говорил. Я сама старалась быть тише. Сама по себе я эмоциональная, могу говорить быстро, громко, жестикулируя. Но с ним я моментально терялась. Как будто, если я начну фонтанировать эмоциями, он косо посмотрит и будет недоволен. Кстати, я не ошиблась, впоследствии так и было, и мой стиль поведения закрепился.

"Ты выглядишь так несовременно рядом со мной"

Потом я уехала, мы почти год переписывались, перезванивались, иногда он приезжал на выходные. Страсть и влюбленность была дикая.

К следующему лету мы посовещались и решили, что мне пора переезжать. Я подкопила немного денег и приехала. Через две недели нашла работу.

Три летних месяца я жила у бабушки, т.к. денег на квартиру у нас не было. Но поселиться у него тогда - об этом речь не заходила, а я чувствовала, что "недостойна", что ли.

Парень заботился обо мне. Заезжал за мной и отвозил на работу, я почти не ездила по городу сама. Помогал деньгами. Но своим родным он сказал, что причина моего переезда - не отношения, а... кризис в моей стране (Украина, 2008-2009 годы). Меня это задело, ведь я много раз ему говорила, что люблю свой город и не хочу оттуда уезжать. Я приехала именно к парню.

Мы начали искать комнату. Квартиру не тянули финансово. Нашли очень быстро и тут же переехали.

До переезда в эту комнату был один образ моего парня. Да, не самого денежного, но по мере сил заботливого. И пока не очень "абьюзливого" . Но мелочи, которые меня расстраивали, оказались цветочками.

Наверное, надо сначала об этих мелочах. Он очень цеплялся к моей одежде. Я сейчас согласна, что тогда не всегда умела современно выглядеть. У меня проблемная семья. И хоть с мамой в городе мы жили в хорошей обустроенной квартире, именно уходу за собой меня учить было некому. Я стала себя сама одевать с 4-го курса, когда начала работать. Но вкус и вообще умение следить за собой, и внутреннее разрешение тратить на себя деньги до сих пор остается проблемой.

Не могу сказать, что я в начале отношений с мужем выглядела прям ужасно. Не супермодно, но не позорно уж точно. Все-таки над внешним видом я работала, хоть мне это давалось тяжело в отсутствие опыта. Это я к чему.
И в тот период, и сейчас муж говорил и говорит, что выгляжу я ужасно и кошмарно. Хотя недавно, просматривая старые фото, он восторгался моей внешностью. Типа какая же я была красотка.

Довольно быстро начались его "улучшения меня". Постепенно повелось, что одежду я выбирала с его одобрения. Он мне купил несколько новых вещей. Выяснилось, что его "отмороженность" со мной на улице - результат моего внешнего вида. Якобы его расстраивала моя одежда - немодная, мне не идет - и поэтому он такой отчужденный и недовольный. К слову, когда мой внешний вид начал его полностью устраивать, за руку мы все равно не ходили, хоть как-то проявлять, что мы - пара, что мы вместе, он не разрешал ("это неприлично", "я не люблю так ходить").

Да и недовольства по непонятным для меня причинам никуда не делись. Просто поводы, чтобы крутить козью морду, со временем стали другими. Кожа проблемная, челку надо отрастить, вообще прическа не такая, с подругой по телефону обсуждала какую-то ерунду (он всегда внимательно слушал мои разговоры с подругами или выспрашивал, что мы обсуждаем, что я говорю им, что я отвечаю, и мои ответы находил дурацкими).

Позже список недовольств стал пополняться. Под его влиянием я отрастила челку, стала носить джинсы-дудочки, покупать определенную модель кофт, верхнюю одежду тоже пришлось сменить. В общем, подстроилась.

Важный момент. Я почти перестала общаться с подругами из моего города. Они хотели услышать, что я тут счастлива, что мой переезд не был напрасным. А мне с первых дней было так тягостно, что мне нечего было сказать. Счастливой я себя точно не чувствовала.

Еще был огромный стресс от переезда. Новый город мне не нравился. Я тосковала по дому, по друзьям, по своей уютной квартире. И, конечно же, трудности с официальной работой, с документами в новой стране. И еще этот напряг от парня: забота вперемешку с холодностью. Претензии по поводу внешнего вида.

Узнав, какую версию моего приезда он выдал семье, расстроилась еще больше ("Там кризис и не было работы"). То есть наши отношения как бы не в счет.

Сидеть дома и ждать

Когда мы стали жить вместе в съемной комнате, началась еще одна странность. Он вообще не бывал дома. После работы мы ужинали, и он тут же уходил к друзьям. Они жили в том же районе и приходили к нашему подъезду. Говорил, что идет на час-два, а в итоге - на пять-шесть. Каждый вечер.

Я поначалу не поняла, что это вообще такое, думала, через пару вечеров все ж побудем вместе. Засыпала одна и плакала втихую. Потом поняла, что это стало системой, начала разговоры. Мол, почему, давай хоть немного побудем вместе, мне тут дома одиноко. Подруг у меня еще не было. Интернета тоже не было. Я сидела одна и вечерами напролет смотрела фильмы на ноутбуке. Часто ложилась спать одна, он приходил в час ночи. Были и разговоры, и обиды, и слезы - ему было по фиг.

Иногда правда были вечера вдвоем. Когда я спрашивала, почему он уходит, отвечал, что ему не интересно сидеть дома. Ок, а почему меня не берешь? Там мужская компания, что тебе там делать. Ну давай вместе куда-нибудь сходим, раз дома тебе скучно. Тут обычно ответа не было. Иногда ходили вместе в кино, кафе. Но проблема друзей была номер один в нашей жизни.

Потом, познакомившись с девушками друзей, я узнала, что эта проблема волнует нас всех одинаково. У некоторых из этих пар она есть и сейчас, спустя десять лет. Все мы плакали, пытались разобраться, что-то объясняли своим парням, но без толку. Мы в этой "настоящей мужской дружбе" были явно лишними, мы просто сидели дома и ждали. Готовили есть, убирали и ждали.

Спустя некоторое время у него начались качели с работой. Надоело - уволился, новое место не подошло, опять уволился. Моей зарплаты нам стало не хватать.

Он то продавал свою машину, то покупал новую дешевле, а часть денег проедалась. Меня все это категорически не устраивало. Но мое слово веса почти не имело.

По его версии, к друзьям он уходит из-за меня, выгляжу я все так же плохо, друзья и родные считают меня странной и не от мира сего. Потом узнавала случайно отзывы его друзей и их девушек обо мне. Даже среди коллег нашлись общие знакомые, которые передали слова этих знакомых, что я «очень классная». Меня это шокировало, я уже была уверена, что я странная и что они не могут быть хорошего мнения обо мне.

Чуть позднее парень на это отвечал, что: 1. они это ляпнули просто так, для поддержания разговора. 2. никто меня классной не считает, а ему со мной стремно. Я вроде хорошая и интересная, но странная.

Вообще он при своей немногословности и внешней флегматичности в ссорах может очень больно ударить словом. Я не умею противостоять его аргументам. Он и сейчас находит, как все вывернуть и меня зацепить.

А тогда у меня совсем не было опыта выяснений отношений. Когда твои слова сильно переворачивают против тебя же. Когда за тебя додумывают мотивы твоих слов и поступков и тебя в них убеждают. Когда тебя игнорируют по нескольку дней непонятно за что.

Вот смотрят косо на тебя, кривят козью морду, ты понимаешь, что где-то накосячила, а где - не знаешь. Спрашиваешь, что случилось, в ответ вздохи, цоканье языком и безразличное: «Все нормально». А ты же видишь, что ненормально. И что это ненормально относится прямиком к тебе.

???

В общем, лейтмотив многих лет нашей совместной жизни: постоянное недовольство парня/мужа в мой адрес, постоянные игры в молчанку по нескольку дней и без последующих объяснений. Потом просто оттаивал и общался, как ни в чем не бывало. Я сходила с ума и рыдала. Старалась плакать без него, а то опять будет недоволен.

Его также не устраивал мой стиль общения. Когда я расслаблялась и начинала общаться в своей манере, он говорил, что я слишком эмоциональная. "Потише! Поспокойнее! Не кричи!" Когда я старалась соответствовать его манере общения: «Ты замкнутая, скрытная, неестественная».

Я порой не знала, как с ним себя вести и не "отсвечивать", не вызвать раздражение, косые взгляды, опять эти тяжкие вздохи. Такая себе тихая тирания. Он не орал (особенно в начале), но быть самой собой я боялась.

Я его боялась. Его осуждения, неодобрения, игнора. Одна из моих подруг уже много лет вспоминает случай. Мы приехали в мою страну, навестили ее. И я возьми да и ляпни случайно: "Только не делай вот так, а то Х будет недоволен". Она ошалела. И спросила: "Ну и что, МНЕ какая разница, что он будет недоволен МНОЙ?". А у меня словно программа работает: как не вызвать недовольство.

Несмотря на все проблемы, я очень хотела семью с ним. Помню наши разговоры на эту тему. Говорил, что я ему не подхожу, он не видит меня хорошей женой и матерью, не уверен, хочет ли жениться на мне. А еще, что моя семья странная и мама у меня странная, и друзья тоже чуть-чуть того. (Это он говорил в ответ на то, что в моей "прошлой" жизни было много друзей, активности. Нет, детка, все это были сомнительные странные люди, все это было не то).

Вот это слово "странная" стало основным - он определял им всю меня и мою прошлую жизнь. А он мне как бы показывает жизнь нормальную, подтягивает, так сказать, до нормального уровня общения.

С моими родственниками, конечно же, он даже сидеть за одним столом не хотел. А они люди простые, всегда звали нас. Я приезжала на праздники, на застолья. Он - только забрать меня. Если удавалось уговорить его зайти хоть на пять минут из уважения к бабушке, потом было снова недовольство, много неприятных слов о моей семье и в завершение долгий игнор.

Как я "добилась" законного брака

Разговоры про брак были самыми тяжелыми. Ему было и так нормально. Он не считал необходимостью расписываться. К тому же, он еще не понял, подходим мы друг другу или нет. К тому времени мы больше полугода жили вместе и уже решили поселиться у его родителей.

Во дворе у них было нечто вроде летней кухни. Там сделали ремонт на деньги от последней проданной машины. Переехали. Не изменилось ничего. Все так же мы скандалили. Все так же он уходил к друзьям. Мне он до этого говорил, что его бесит квартира бабушки, у которой мы снимали комнату. А вот если мы будем жить в нормальных условиях, ему будет приятнее оставаться дома.

Но "в нормальных условиях", с красивым ремонтом в своем доме, ничего не изменилось. Я его по-прежнему почти не видела. Работу он нашел, слава богу.

Я неожиданно попала в больницу с тахикардией. У меня никогда не было проблем с сердцем, поэтому все это было очень странно. Я думаю, связано с моими переживаниями по поводу наших отношений.

Когда он не ходил к друзьям, он много играл на компе в игры. Порой его было не оторвать, и он жутко психовал, когда нужно было помочь родным или куда-то нам с ним поехать. Это была настоящая зависимость Но я, переживая тогда, еще не знала, какая зависимость похуже нас ждет.

Сколько помню тот период, я все время плакала, а он все время высказывал мне, как я ему не подхожу. И все по кругу: следить за собой я не умею, семья у меня странная, я странная, хорошей женой он меня не видит. Хотя я всегда содержала дом в чистоте, готовила, гладила ему рубашки на работу.

Что такое в его представлении хорошая жена, я не понимала. Тем не менее, совсем отношения он не обрубал. После ссор говорил, что любит, что нам просто надо еще подумать, посмотреть, что мы и так живем семьей, и так все хорошо, зачем еще этот штамп.

Однажды его друг сделал своей девушке предложение, они тоже давно жили вместе. В итоге и мы обсудили, что поженимся в июне, а значит, заявление надо подавать в марте.

Наступил март, я стала спрашивать, когда же мы пойдем в ЗАГС. Он стал мычать что-то невнятное. То давай на август перенесем, то на октябрь.

Когда же он сказал, что, наверное, нам вообще не нужно жениться, я решила уезжать. И после очередной ссоры на эту тему, после многочасовых разговоров о том, что он не уверен во мне как в будущей жене и вообще все во мне не так, я сказала ему, что уезжаю. Мы не спали всю ночь, я плакала, он попытался приставать ко мне, но я отказала ему.

Он спросил, что же я буду делать дома. Ведь мне надо искать работу, а там с этим хуже, чем здесь. Он был уверен, что меня пугает перспектива возвращения. И был очень удивлен, когда я сообщила, что моя подруга пообещала помочь с трудоустройством. Мой парень понял, что у меня есть тыл. Свое жилье было еще не продано, перспектива неплохой работы, плюс тут я еще получу последнюю зарплату, которая там считается очень хорошей.

Утром я сразу села смотреть билеты на сайте РЖД. Нужный мне поезд был на следующий день. Я была готова ехать. Он общался по-доброму, пытался обнять, проявить участие. Я не давала ни обнять, ни позаигрывать со мной, в очередной раз сказала, что мы больше не вместе, не надо меня трогать.

Через несколько часов он сказал, что мы поженимся и не надо уезжать. Я осталась. Мы очень быстро подали заявление. А потом оказалось, что мне для замужества нужно получить некоторые документы в моей стране. Надо было ехать туда за ними. Он каждый день звонил и спрашивал, точно ли я вернусь, все ли у нас в силе.

"Морозная" свадьба

Я вернулась и мы стали готовиться к свадьбе. Если честно, это был просто ад. Покупка колец проходила для меня в слезах. Платье я тоже покупала с дичайшим скандалом: чего ты пошла выбирать платье на базар, че это за плебейство, чего ты оставила им залог (вернулась с полной суммой на следующий день), зачем вообще свадебное платье, можно и без него. Два дня нервов, которые я не могу забыть уже много лет.

Потом началась другая серия скандалов. Друзья в моем городе попросили нас приехать после свадьбы и отметить с ними. И взять свадебные наряды, чтобы получились красивые фото на берегу реки. Он из-за этой темы приезда бесился, не разговаривал со мной.

День свадьбы тоже не был радостным. Он включил "мороз". Тусовался с друзьями, а я - со своими немногочисленными гостями. С мамой, тетей и несколькими приятельницами. Только когда надо было сделать совместное фото, его чуть ли не силой подтаскивали ко мне (все это было полушутя, но на самом деле совсем не шутя). Он меня не обнимал и не целовал, даже для фото.

Ночью мы уехали в Турцию. Экскурсии, все замечательно, настроение прекрасное. Но он наорал на меня из-за какой-то ерунды, отошел, отвернулся. Кажется, все было из-за того, что я снова попросила сфоткаться вместе (мы вообще не фотографировались вдвоем в Турции). Я сидела на одном из выступов скалы, вокруг много счастливых людей.

Запомнилась пара иностранцев - парень и девушка. Такие счастливые, обнимаются при всех, никого не стесняясь (мой так и не разрешал его обнимать прилюдно), фотографируются вдвоем, смеются. Вот тогда я особенно остро ощутила, что у нас с мужем происходит какой-то бред. Было тоскливо и больно, что даже в этом чудесном месте мы умудрились поссориться.

Когда вернулись домой, продолжилась череда ссор из-за праздника с моими друзьями. Я положила в сумку наши свадебные наряды. Это выяснилось в поезде. Он орал, а потом перестал разговаривать. Мол, мы же там не играем свадьбу, зачем это брать с собой. Хотя я рассказывала заранее, какой формат праздника планируется. Что-то типа выездной церемонии. Праздник нас впечатлил, мы оба расплакались, настолько душевно ребята все сделали. Муж сказал, что это было круто и намного лучше нашей первой свадьбы. И все равно мои друзья остались для него странными, он до сих пор мне это говорит.

"Терпела раньше - терпи и дальше"

Будни были грустными. Помню, как спустя два месяца после свадьбы я даже написала письмо на сайт психологов. Это был крик души: муж на меня срывается из-за мелочей, холоден, не разговаривает днями и неделями, весь в компьютере, постоянно гуляет с друзьями. То есть все то же самое, что и до свадьбы, только хуже. Психологи все как один ответили, что так оно и будет продолжаться. Или разводиться, или терпеть. Они оказались правы.

Я все так же по вечерам ревела в ванной. Вообще мне сейчас кажется, что плакала я каждый день или через день. Помню, как мы по пять дней не разговаривали вообще. Просто так. У него не было настроения,но выпытать, в чем дело, было нереально, и я со временем перестала этим заниматься.

Все наши ссоры начинались из-за его резких, порой грубых замечаний. Я взрывалась в ответ, и начиналось... Могли выяснять отношения часами, выедая друг другу мозг.

Он мне ставил в вину даже то, что я сама не начинаю скандалы с ним, а это делает он! Мол, ты всего боишься, дрожишь, даже высказать первой ничего не можешь, это твой косяк. Я объясняла, что меня в быту, кроме компьютера и друзей, ничто в нем не бесит, я не вижу повода начинать ссору. Я не кривила душой. Со временем я настолько привыкла к его друзьям, что даже их многочасовые гульки меня не трогали. Хотя запомнилась вот такая его фраза, когда я высказала недовольство друзьями: "Ты терпела раньше, терпи и дальше. Я ничего менять не буду".

Он не верил, что меня в нем ничто не бесит, потому что сам ко мне цеплялся по поводу и без. Не так сказанная фраза относительно фильма или телепередачи, сказанная со смехом или наоборот слишком серьезно, неверно понятая им, могла спровоцировать гнев. Он начинал говорить резкие неприятные вещи, я не могла молчать в ответ.

Он иногда говорил такие слова, забыть которые невозможно даже много лет спустя. Например, меня расстроило, что однажды свекровь заподозрила, будто я ему изменяю, я два раза в неделю приходила поздно с работы. Муж знал, что подозрения бредовые и от меня отмахнулся, мол, не бери в голову. А когда я продолжила тему, выдал омерзительную фразу: "Хватит со мной это обсуждать, хочешь - крути это в себе, пусть оно гниет в тебе годами".

Был период, когда я увлеклась мудроженственностью. Как и все девочки, участвующие в марафонах "ведических психологов", я хотела улучшить отношения с мужем. Читала запоем статьи, слушала лекции, пыталась сделать из себя настоящую женщину.

Поначалу мужу нравились мои перемены, отношения стали лучше. Ну а потом все вернулось на круги своя. И помню, как в отчетах к марафонам, я писала, что сил терпеть у меня нет, что я реву днями и ночами от непонимания и безысходности.

А потом случилась долгожданная беременность. Муж изменился: он очень боялся нервировать меня, т.к. это могло отразиться на ребенке. Сдувал пылинки, перестал включать игнор просто так, ходить с недовольным лицом, даже друзей в его жизни стало меньше. Беременность была райской. И тем больнее было падать снова носом в асфальт. Буквально на третий день после родов, когда надо было забирать нас домой, он по телефону устроил жутчайший скандал.

Удивительно, он не постеснялся наших мам. Причина была в том, что я просила забрать нас в одно время (были причины для этого), а он хотел чуть позже. И по телефону по пути в роддом истошно орал на меня. Я ревела в трубку, мамы попросились выйти и решили доехать на такси. По пути назад и дома в суете эта ситуация замялась. Он впервые увидел дочь, растаял, подходил, смотрел все время.

Ночью веселье продолжилось. Дочка никак не хотела засыпать и плакала. А я была обессилена и не могла долго ходить качать ее. Муж психовал, что я не могу успокоить ребенка, брал ее сам. Меня выключало от усталости, но я чувствовала себя виноватой, что он носится с ребенком, а не я.

И я засыпала на короткое время и тут же подскакивала. Он шипел на меня, грубил, кое-как мы ребенка уложили к утру и рухнули сами.

Так и повелось: я стала недостаточно хорошей матерью. Теперь ко всем моим недостаткам, которые мешали ему любить меня безоговорочно, прибавился еще и этот.

Забыла добавить важнейший нюанс. Он за месяц до моих родов уволился с работы. У меня был проект, который я делала из дома. Он решил, что сможет меня подменить на этом проекте, а я буду просто контролировать его, перепроверять. Идея мне не нравилась. Но возражать ему, противостоять его аргументам было сложно. Он не любил свою работу, и вот якобы хороший повод начать семейное дело, которое может перерасти во что-то большее.

Семья и друзья были в шоке. Кто-то пытался отговорить, но было бесполезно. Я просила его если не увольняться, то взять хотя бы декрет, чтобы можно было вернуться. Но ему было стыдно брать декрет: как это - мужик и в декрет.

Он меня додавил, и я согласилась на эту авантюру. Я перфекционист и надеялась, что он отнесется к делу так же серьезно. Но контролировать пришлось больше, чем я думала. Более того, большой кусок работы могла делать только я: у него не было нужной квалификации. В общем, я тоже работала - по ночам, иногда днем с планшета или с телефона, иногда с ноутбука.

Дочь висела на груди постоянно: я боролась за ГВ, молока было мало. Муж, правда, готовил еду, приносил мне ее в спальню.

Дом немного пришел в запустение, хотя я и старалась убирать при первой же возможности. Но помню скандалы из-за паутины по углам и пыли. Было обидно до слез, что он не понимает: мне даже расчесаться порой было некогда.

А в дочкины полгода он решил попробовать другой бизнес. Я согласилась. Затраты были небольшие, в основном надо было работать руками. Мне тоже пришлось включиться, одному там было нереально справиться. Дочку часто брала на себя свекровь, хотя ей все наши эксперименты категорически не нравились. Моя мама тоже часто приезжала и помогала.

"Мало вдохновляешь и тянешь вниз"

Муж погрузился в новое дело, а свой проект я тянула уже сама. Ему тоже помогала. Но, как выяснилось, недостаточно. "Из-за меня" мы не смогли раскрутиться, я не вдохновляла, мало помогала, мало времени и сил уделяла общему делу, моя работа - фигня. В общем, я опять была кругом виновата.

Два сезона (по полгода каждый) протрепыхался наш бизнес. В перерыве муж пытался найти себя еще в чем-то, а я продолжала работать удаленно. На эти деньги мы и жили, плюс регулярно залезали в кредитки.

Я уже была в жестком неврозе, не могла спать, мне не хотелось вообще ничего. Ни покупать одежду, ни ухаживать за собой, ни увлекаться чем-нибудь, ни краситься.

Я была занята работами (было уже три проекта), системой флай-леди, чтобы содержать дом и организовать свое время, готовить, заниматься ребенком. Я все еще была убеждена, что мне надо быть организованнее, и тогда я все успею и все смогу.

Я была виновата, что "тяну его вниз": работаю на бесперспективной работе, получаю копейки и так и буду получать их до старости, ни к чему не стремлюсь, хочу сделать ремонт в нашем старом и плохом доме, вместо того, чтобы вдохновлять мужа на какое-то прибыльное дело. Лучше бы подумала, чем МЫ можем заняться, чтобы заработать. Стал скидывать мне ролики о мудроженственности, как женщина должна вдохновлять мужчину.

Друзья у него были периодами. То он весь в семье и "бизнесе", то снова вечерами до глубокой ночи где-то пьет пиво. Даже свекровь мне тогда сказала, что поймет меня, если я уйду от него (она всю жизнь промучилась с точно таким же мужем - его отцом).

Я ревела ночами, пока он где-то ходил. Но уходить было некуда. Моя мама к тому времени продала наше жилье в другой стране и купила здесь дом. Забрала своего брата-инвалида и стала о нем заботиться. Дом был новый и недостроенный, в вечном состоянии ремонта, плюс там живет психически нездоровый дядя. Ехать в такие условия с ребенком я не могла. На съем квартиры надо было копить деньги, но финансами заведовал муж, хотя зарабатывала в основном я.

Новая напасть

Позже выяснилось, что примерно в этот период он попробовал ставки на спорт. Сначала маленькие суммы, маленькие выигрыши и проигрыши. Потом больше. А через годик суммы стали огромными.

Я сначала всего этого не знала. Потом он стал рассказывать иногда. Иногда просил меня спасти его от этого и что-то сделать. Я не знала, что я могу сделать. Не делала ничего, но и масштабов беды не осознавала. Думала, что это как с зависимостью от соцсетей - можно легко отказаться при желании. Это сейчас я знаю много об игровой зависимости и понимаю, что дела у мужа плохи.

Иногда он "завязывал", держался некоторое время. А потом снова. Про его срывы я узнавала постфактум, но всегда чувствовала, что дело нечисто: появлялись из ниоткуда приличные суммы денег, он был при этом дерганым и придирался ко мне в режиме нон-стоп, зависал в телефоне, были резкие и частые перепады настроения.

Если я задавала вопросы, делает ли он сейчас ставки, он не говорил правды. Мол, что-то продал, вот и деньги. Рассказать мог много месяцев спустя. О том, что суммы к нему приходили большие, было понятно косвенно. Он, пытаясь хоть как-то сохранить их, скупал дорогие вещи, технику, не глядя на цену.

Периоды, когда денег было море, сменялись полнейшим нулем, когда не было даже на макароны. Да, он со временем вышел на работу. Дочке тогда было чуть больше трех лет. К тому времени он был уже прочно зависим. Чтобы покрыть долги, взял большой кредит. Машина была продана уже давно. Он не советовался, просто брал и продавал. Или брал кредит, тоже не ставя в известность.

Когда дочке было 2.5 года, я нашла психолога. Много месяцев работы раз в неделю со специалистом - и у меня появилось хобби (танцы), я изменила стиль в одежде, захотелось одеваться ярко, проснулось желание в сексе.

С мужем все было плохо. Он совсем перестал ко мне проявлять внимание, секса не было четыре месяца. Говорил, что не возбуждаю, не вдохновляю. Понимаю, что это во многом из-за нереализованности, отсутствия работы. Пыталась вытолкать его тоже к психологу. Безрезультатно.

Мы все так же ссорились "из-за меня": я не помогаю реализоваться его бизнес-идеям, гублю их своим бездействием (хотя я помогала, искала информацию, ездила с ним на переговоры), не проявляю достаточно инициативы.

Помню, я получила налоговый вычет и решила на эти деньги съехать от него на квартиру или начать обустройство собственного жилья. У моей мамы часть дома отделена, имеет отдельный выход. Я подумала, что можно ее довести до ума.

Муж имел доступ к моей карте и моему телефону и прям при мне взял и перевел почти все деньги своей маме - он был ей должен (мы задолго до получения мной вычета обсуждали, что отдадим долг с этих денег). Я не сразу поняла, что он делает, но когда пропиликало смс о снятии средств, я поняла, что денег у меня уже нет, и дико взвилась. До сих пор жалею, что не сняла их раньше. Сообщила, что он меня достал, и я хотела от него уехать.

Потом мы худо-бедно помирились, с огромным скрипом общались дальше. Но иногда ссорились так, что я не знала, куда бежать и что делать. От безысходности ревела снова и мечтала, как было бы здорово, если бы мама разменяла своей огромный дом на две жилплощади. Но понимала, что денег на это не хватит, и ничего ей не говорила.

Готовлю отходной путь

И все же много месяцев спустя после того инцидента с деньгами я решила уйти от мужа. Всерьез. Работа с психологом повлияла, плюс чтение книг и статей психологов, разговоры с подругами, их взгляд со стороны на нашу ситуацию.

Я решила сделать себе ремонт в той самой части дома у мамы, которая с отдельным входом. Целый год занималась этой стройкой. Там изначально были только стены и окна, больше ничего. Заработки у меня были не очень большие, я все до копейки тратила на дом. Пришлось перестать работать с психологом, бросить танцы, т.к. мечтала скорее переехать.

Больших трудов стоило отвоевать свои деньги у мужа, который привык иметь доступ к моей карточке, гасить с нее кредит и вообще трать по своему усмотрению.

Муж ни о чем не знал. Когда я затеяла всю эту стройку, так совпало, что отношения наши дошли до стадии холодной ненависти. Сначала он (еще будучи без работы) стал ныть, что мне надо его бросить, он нас с дочкой тянет на дно, он такой никчемный, ни к чему не способный, конченый игроман, запутавшийся человек, нам надо от него валить. Эту песню он заводил уже не в первый раз. Раньше я пускалась в долгие разговоры, выслушивала его.

А тут (решение съезжать уже было принято, стройка началась) я сказала, что да - мне нужно несколько месяцев, и мы переедем. Я согласна, что нам дальше жить не стоит. В ответ он устроил скандал, что я поступила подло. Втихаря приняла решение уйти и ему не сказала. Как же не сказала? Вот ты завел разговор, я призналась. Это не то! А если бы я не завел? Ты бы так и молчала, а потом внезапно свалила? Это подло и т.д.

Я понимала, что мне детально нельзя посвящать его в свои планы, он меня сожрет. Он и раньше говорил, что я хреновая мать, ребенка со мной оставлять нельзя, если мы разведемся. Я боялась, что он оставит ребенка у себя.

Гражданства РФ у меня еще не было, с официальной работы меня уволили, жилья пока нет, настроен он ко мне злобно. Я считала, что у меня есть все основания помалкивать и тихо готовить отступление: делать гражданство, пытаться устроиться официально и, конечно же, доводить до ума дом.

Все это происходило в феврале, я запланировала переезд на конец года. Документы на гражданство я подала, заработки удалось сделать официальными. Муж не понимал, что происходит. Я работаю днями и ночами за компом, но денег у меня никогда не бывает. Он уже работал на неплохой должности, но его кредиты (из-за игр) не позволяли нам жить хорошо. С едой дома часто была напряженка.

После того разговора, когда я призналась, что уйду, отношений не стало никаких. Секса не было семь месяцев. Мы спали на одной широкой кровати - на разных ее краях, подальше друг от друга. Комната-то в доме одна. Мы не разговаривали днями. Только теперь меня это не напрягало. Напрягало лишь то, что мы на одной территории.

Хотелось скорее уехать. Мы могли не здороваться, не прощаться, обращались друг к другу только по делу. Часто, заговорив раз в неделю, начинали скандалить из-за ерунды. Я уже не чувствовала никакой любви. Я просто мечтала дотянуть до своего отъезда. Иногда становилось совсем невыносимо, не представляю, как люди годами живут так в одной квартире.

Он меня не выгонял, но периодически интересовался, что же стоит за моими словами об уходе. Я информации не давала, просто говорила, что мне нужно время. Срок обозначала все тот же - до конца года.

Зайка и лужайка

Летом, в день годовщины нашей свадьбы, у нас как раз было более-менее мирное сосуществование. Он принес букет цветов. Мы начали опять долгий нудный разговор про отношения. Он сказал, что, может, мы маемся дурью, и нам просто нужен второй ребенок. Мол, дети - это прекрасно, а то, что денег нет, долги и жилья тоже нет - так это не важно. Будет ребенок, будет и стимул зарабатывать. Что-то из серии про зайку и лужайку. Я не случайно об этом пишу. Это важно.

Я не знаю, на каком этапе он узнал про дом. После одного из адских скандалов длиной в пару дней, у него вдруг включился режим примирения. Мол, давай начнем сначала. Скандалы инициировал он, я не хотела их - я все так же мечтала спокойно дотянуть тут под одной крышей до конца моего ремонта. Он же, не понимая происходящее, бесился и срывался.

Когда он предложил начать сначала, я не оттаяла. Я просто хотела покоя. Я чувствовала, что иначе у меня снова схватит сердце, я временами чувствовала знакомые приступы, пила успокоительное. Я уже не верила в наше будущее, но помириться согласилась. Просто, чтоб не сдохнуть от нервов в одном с ним доме. Появился редкий секс, раз в пару недель.

Примирения чередовались с новыми ссорами и бойкотами. Влияло на его настроение все: он чувствовал, что я морально не с ним, плюс влияла его игровая зависимость. О ее масштабах я узнала позже. Весь год замечала "приливы" денег, которые сменялись безденежьем.

Я не хотела в это вникать. Я была вся в своих проблемах. У меня долги за стройку (подруги занимали, плюс мама на себя взяла кредит), я мысленно уже не с ним, морально мне очень плохо, никого спасать я не собиралась.

В одно из примирений, особенно душевных, я ему рассказала про дом. Почувствовала, что сейчас это не опасно. Плюс многое было закончено, уже дело подходило к финалу. Он воспринял спокойно. Да, признал, что раньше воспринял бы эту информацию агрессивно. Но сейчас многое понял и бла-бла-бла.

Был в шоке, что я не блефовала, а действительно хотела уйти. Понял, куда уходили все мои деньги. Сказал такую фразу: "Я знаю, что перегибал со своим поведением. Я был уверен, что тебе некуда уйти".

Позже я поняла, что о доме он мог узнать и раньше. За несколько месяцев до этого разговора он прочитал мой чат с подругами, где мы обсуждали наших мужчин. У всех нас троих проблемы в семьях. Я не помню, что именно было в том чате, но очень вероятно, что мы там обсуждали и мою стройку.

Помню, меня удивляли некоторые расспросы мужа, как будто он что-то знает. Чат он якобы специально не искал, он был открыт на моем компе. Не очень в это верю, ведь я старалась быть осторожной: до этого уже был прецедент, он прочитал один мой разговор с подругой, где мы опять же обсуждали его. Стоит ли говорить, что моих подруг он сейчас ненавидит?

Отношения стали лучше, он реально осознал, что дело идет к разводу. А он всегда был против развода: жениться надо один раз и вместе жить всю жизнь, а как же дочка, ей нужна полная семья, нам надо стараться друг друга простить и нам обоим надо меняться, я вот многое осознал, давай ты тоже иди навстречу. Но мне уже не хотелось с ним отношений, я весь год жила мыслями о том, как же я уеду от него с дочкой, какой настанет кайф и покой.

Мне хотелось пожить отдельно, словно на каком-то карантине или в санатории - для собственной реабилитации, чтобы просто осознать, что мне делать дальше.

Работу мою он уже много лет как обесценивал. Говорил, что я могу достичь большего, вроде как мотивировал двигаться дальше. Но в то же время текущие проекты зафукивал, говорил, что я топчусь на месте, а то, что мне нравится моя работа, - так это я боюсь пробовать новое.

А я часто даже работать не могла из-за наших скандалов. Я ходила, как больная, я понимала, что, живя отдельно, я соберу себя по кускам, что смогу эффективнее работать, что снова пойду на танцы и к психологу. Мне бы только вырваться. И тут небо упало мне на голову.

Я забеременела. Сейчас, прочитав много историй в Танином блоге, я подозреваю, что муж мог сделать это специально, чтобы меня удержать. Не снимаю с себя ответственности, надо было относиться к этому серьезнее, но бдительность моя спала крепким сном: я была уверена, что второго ребенка легко зачать нам не удастся.

Муж раньше любил повторять, что он хочет много детей. Но в контексте наших отношений было понятно, что нам сейчас не до размножения. Незадолго до моей беременности был неприятнейший инцидент в сексе, он очень меня тогда обидел.

И после этого сказал, что его поведение оправдано тем, что у нас все очень плохо, что он не хочет сейчас доставлять мне никакое удовольствие (сам он удовольствие получал). Говорил в своей привычной манере, такими неприятными словами, что у меня все желание к нему исчезло за одну ночь.

В общем, к появлению ребенка ничто не располагало.

Я когда делала тест, рыдала в голос. Хорошо, что дома была одна. Переделывала его раза три. Когда я ему сказала, он очень удивился. И начался еще один легкий газлайт. Мол, откуда ребенок, если у нас секса не было.

Черт, как же не было?! Мне приснилось, что ли? Ну, ладно, было, но мало и вообще давно. Типа по срокам не совпадает. Не один раз он мне это говорил, даже "шутил" на тему "непорочного зачатия". Это был просто п....ц. Мужчина делает вид, что он не занимался со мной сексом!

Недавно, спустя год, он сказал, что знает день, когда "получился" наш малыш, он якобы его помнит и знает, что именно пошло не так. Такое заявление он мне сделал в ответ на мой категоричный отказ заняться сексом без презерватива и таблеток (теперь я рассматриваю только двойную контрацепцию).

Аборты я не воспринимала, хотя понимала, что ребенка не хочу. Моя истерика продолжалась с месяц, я обратилась снова к своему психологу, она немного помогла мне.

Долги и голод

Случился еще один неприятный инцидент. После психолога я была в раздумьях, ушла в себя. Муж, придя с работы, решил, что я снова поговорила с подругами, и они меня накрутили.\

Он вообще считал, что моя отстраненность от него - результат разговоров с подругами. Это они меня убедили разводиться с ним. В то, что я сама могу принимать решения, он не верил. Поскольку подруги были красной тряпкой и наверняка в моем молчании тем вечером снова были виноваты они, он полез в мои чаты, пока я купалась.

Сначала нигде ничего не обнаружил (я старательно чистила историю). Но меня подвел вайбер. Оказывается, если удаляешь историю на телефоне, на компе она остается все равно. Я этого не знала.

Накануне вечером я переписывалась с подругой из другого города, в котором раньше жила. Писала, что все равно хочу уйти, несмотря на второго ребенка. Она меня поддерживала.

Муж не успел много прочитать, но достаточно, чтобы швырнуть ноут на кровать и уйти из дома в психах. Потом был долгий разговор. Его не смущало, что он полез в личную переписку. Его шокировало, что я не изменила своего решения уйти, еще и обсуждала это с подругой.

Мы говорили всю ночь, его очень придавило, что семья реально рушится. В ту ночь мне удалось донести до него, хоть частично, почему во мне все умерло к нему. Про обесценивания, про манипуляции, про обидные слова, про холодность и бойкоты, про зависимость от игр, про перекладывание ответственности и вины за все подряд на меня. Он слушал внимательно в первый раз за много лет. Попросил дать нам еще шанс, уверил, что он уже меняется, что все у нас будет хорошо.

Из-за навалившейся депрессии, странных мигреней и токсикоза я не смогла работать. Денег не стало совсем, а мне еще надо было выплатить свои долги. Я жила, как в тумане. Понимала уже, что с мужем мне придется пожить какое-то время. Работать с психологом мне было не за что, заканчивать стройку - тоже. У меня не было ни копейки. Самочувствие несколько месяцев было ужасным, и физическое, и моральное.

Муж затеял в нашем доме ремонт. Откуда взялись у него деньги, думаю, понятно. Я была раздавлена и не могла заводить с ним разговоры об этом. Я пыталась работать сама в прежнем режиме, но не получалось. Один проект отвалился сам, два других я потеряла по своей вине. Осталась одна малюсенькая подработка, с которой мне хватало разве что гасить свой кредит за стройку и платить коммуналку за свою часть дома.

Муж успел почти закончить дорогой ремонт в спальне и прихожей и.... Проиграл большую сумму. Тут я и узнала о масштабах беды. Ушла вся его зарплата, завтра надо было платить кредит, он начал продавать купленную ранее технику, чтобы купить еды и заплатить по кредиту.

Я снова плакала навзрыд. Я узнала примерные размеры кредита, точных сумм по кредитам и своим заработкам он мне не говорил никогда. Ужаснулась. Ну, что сказать - он мог бы спокойно на такую же сумму выплачивать в ипотеку как минимум трешку в городе. А то и прекрасный дом с участком. Зарплата у него неплохая для нашего региона. Но сейчас вся она уходит вот на это....

Он винился, просил помочь ему. Я включилась в помощь. Нам ведь предстояло еще какое-то время вместе жить. Меня пугала перспектива, я уже понимала, что он не остановится, и долги будут расти. Дома было нечего есть, дочка питалась в садике и у бабушки. У нас были только макароны и каши, часто без масла.

Иногда приходилось в прямом смысле голодать. Помню, как однажды я в три часа дня вспомнила, что у меня есть 30 рублей в кошельке. Пошла купила пирожок - это была моя первая еда за день. Вечером нас на ужин позвала свекровь. Это было на 7-м месяце беременности.

Моральное состояние мое ухудшалось. Однажды я плакала из-за того, что не могу ниоткуда шагнуть. Все-таки ответственность перед детьми – дочкой и еще не рожденным сыном. Никогда, даже в самые черные периоды жизни, я не позволяла себе такие мысли.

Я узнала, что в городе есть группы помощи родственникам зависимых людей. В наркодиспансере, бесплатные. Есть и группы помощи самим зависимым. А в психдиспансере по ОМС можно получить индивидуальную помощь психотерапевта.

Я узнала время, адреса. Муж так и не пошел ни к психотерапевту, ни на группу. А я пошла. Не всегда были деньги на проезд, но я уже знала, что мне надо копить их заранее. Эти двести рублей, чтобы один раз съездить в город, приходилось изыскивать, откладывать, иногда занимать.

На группы для родственников я смогла попасть только три раза. Это были потрясающие лекции врачей-психотерапевтов диспансера о природе зависимости и созависимости. Я узнавала мужа в их рассказах о поведении зависимых. Узнавала себя и его родителей в поведении созависимых. Поняла, как мы частенько невольно потакали ему.

Я стала читать литературу на эту тему. А каждый из врачей, когда я после лекций подходила задать вопросы наедине, мне советовал одно: бежать от него подальше. Игровая зависимость лечится хуже остальных. Потому что нет химической составляющей, которая разрушает здоровье, ее последствия не так заметны. И больные практически не обращаются за помощью.

Алгоритм действий мне уже был известен, как ему можно помочь. Но он действительно не хотел получать эту помощь. Говорил, что справится сам. Хотя когда случался очередной срыв, снова просил меня написать ему адреса групп помощи, контакты врачей. Он их никогда не сохранял и никуда не звонил. И неделю-месяц спустя снова спрашивал телефоны.

В своей зависимости он обвинял меня. Мол, живя с родителями, он таким не был, все это от моего поведения, попустительства, равнодушия, вот если бы у нас тогда, давно, получился бизнес, вот если бы я НЕ ДАЛА ЕМУ УВОЛИТЬСЯ с работы перед рождением дочки, вот если бы я раньше отреагировала на его просьбы помочь завязать с игроманией...

Спасибо лекциям и литературе, я уже знала, как на самом деле возникает зависимость, навесить мне лишнюю вину он не смог, но нервы трепал знатно. Спустя время сам же рассказывал, что именно еще в детстве сформировало в нем потребность в легких деньгах. Я делилась информацией с лекций.

Сначала он очень лояльно относился к тому, что я туда хожу, даже был рад: он рассчитывал, что я теперь возьму и решу его проблему, ведь там же наверняка советуют как. Но потом понял, что там псих.помощь другого рода: это помощь созависимым, как им самим перестать кормить собой зависимого и класть на него свою жизнь.

И его переключило. Он запретил мне посещать эту "шарашкину контору". Я могла бы, конечно, ходить против его воли. Но у меня не хватало денег, часто не с кем было оставить дочку по субботам. У свекров были свои дела, а муж именно в этот день тоже находил себе дела. Очень и очень жаль, что больше я туда не попала, это была огромная помощь мне.

Но к психотерапевту в ПНД я ездила - по будням. Муж был на работе, дочка в садике. Была проблема только с деньгами на проезд, но консультации были редкими - раз в десять дней, и я успевала насобирать.

Мышление миллионера

У нас было много нервных разговоров о том, что все из-за меня, что нам и правда надо развестись, что я его тяну на дно своим убогим мышлением. Нет во мне размаха, понимаешь, вот он видел в своей жизни большие деньги, он уже понял их вкус, ну и что, что это закончилось долгами, ему теперь надо зарабатывать снова много, только надо придумать другое занятие - может, блог на ютуб.

А я вот как была на своем бедняцком уровне мышления, так и живу, и даже идею не могу ему подать, на чем можно заработать. И вообще беременные тоже могут зарабатывать неплохие деньги, сидя дома, ведя блоги или занимаясь чем-то еще.

Мое моральное состояние в эту беременность не позволяло работать вообще. То, что я не смогла уехать от него, меня просто раздавило, и собрать себя по кускам я долго не могла.

Муж стал периодически абьюзить еще и тем, что я сейчас сижу дома и "не развиваюсь". Что мне надо выходить в люди. Хотя прекрасно понимал, что работать в офисе на последних сроках нереально. Мне и ходить-то было тяжело, последние пару месяцев я долеживала.

Даже в кофейне, в соседнем населенном пункте, где мы раньше каждый день брали кофе, девочкам в ответ на их вопрос, куда я пропала, муж "пожаловался": "Моя жена совсем дома засела, не выходит никуда, плесневеет". И зачем-то сам мне об этом разговоре рассказал.

Моя подработка иногда приносила деньги, но муж советовал ее бросить. Мол, она тебе все равно мало денег дает. Мало денег, потому что я мало делала. Если бы были силы работать на полную катушку, денег было бы нормально.

Его это объяснение не устраивало. Бросай, и все. Поживи для себя, не думая о деньгах, подумай, чем хочешь заняться более денежным, потому что это фигня, а не проект (почему фигня, мне не понятно, проект интересный и позволяет мне самой регулировать занятость).

Часто бывали качели. Например, сегодня: "Бросай работу", а через время: "Жена, у тебя никаких денег не предвидится?"

Примерно то же самое было и в начале моей беременности. "Да бросай ты свои проекты, все это фигня, а не работа". А через неделю: "Ты не сможешь помогать мне выплачивать кредит? А то я загибаюсь".

Говорил также, что если я захочу от него уехать, он как цивилизованный человек не будет отбирать у меня детей, и вообще он снимет мне квартиру и будет помогать финансово. Только мне в это слабо верится - с такими долгами, когда нам нечего есть, с его зависимостью... Откуда там возьмутся деньги на квартиру, непонятно.

Года полтора назад он рассуждал, что нам надо второго ребенка. Мол, будет ребенок, появится стимул зарабатывать. Ребенок родился, ничего не изменилось. Мы так же живем в доме 40 кв. м, в одной спальне вчетвером. Подработку муж так и не нашел.

Зато предлагает мне самые разные варианты, как я могу помочь ему финансово. То в три месяца ребенкиных мне пора идти на работу, а малыша - няне. То надо прописать мужа у моей мамы (у нее приставам брать нечего) и обанкротиться. То каким-то образом обналичить деньги маткапитала и погасить часть кредита.

Противостоять этому очень трудно. Но я не хочу ему помогать. Я хочу разобраться с собой. Вроде бы с ним все понятно, с отношениями нашими тоже. Но мне все еще трудно вылезти из них. Все так же хочется пожить одной с детьми, не хочется его видеть. Когда он в командировке или болеет и живет у родителей (чтоб не заражать детей), для меня это самое счастливое время. Когда он возвращается, мы тут же ругаемся и мне хочется сбежать.

В тупике

Минувшей осенью, когда малышу было три месяца, был пик моих суицидных мыслей, и я поняла, что эти отношения могут меня реально убить. Физического насилия нет, но мне безумно плохо в этих отношениях.

Я уже давно предпочитаю не разговаривать вообще, потому что многие разговоры заканчиваются критикой в мой адрес. А потом он удивляется, почему я такая закрытая. Я еще пару лет назад предупреждала, что из-за этого мы со временем перестанем разговаривать. Это не месть, это защитная реакция.

Он отмахивался, говорил, что ему по фиг на семью со мной, на меня или что я надумываю проблему на ровном месте. Или что проблема вообще во мне, я слишком остро воспринимаю, а он такой человек - вот так разговаривает, это его манера, менять он ее не намерен. И если меня это обижает, то мне надо работать с психологом, разбираться в себе.

Когда он узнал, что я хотела уйти, то пообещал следить за своим языком. И он действительно следит. Не говорит сейчас и половины тех гадостей, что раньше. И на семью ему типа уже не все равно, и якобы любит он меня. Но все равно абьюзит по полной.

Всегда в разговоре, когда я что-то рассказываю, он акцентирует: "Тебя это волнует, потому что ты дома сидишь и мир вокруг не видишь". Если мы выезжаем на машине в город, я не могу тоже ничего сказать. На любую реплику найдется фраза: "Ты совсем дезадаптировалась, ты давно город не видела".

Та же ерунда относительно нашего бюджета. Обесценивание полнейшее. "Что, 8 тыс. заработала за неделю на своей подработке? Да ну это фигня. Подумай хорошо, чем МЫ могли бы заниматься, чтобы больше заработать. Только не говори опять "не знаю", меня это бесит".

Он всю беременность и в первые месяцы после родов, и даже во время визитов в роддом, требовал от меня каких-то идей по заработку, когда я совершенно к этому была не способна. Я не знала, какими словами с ним разговаривать, как донести, чтоб отстал от меня. Говорила, что сейчас я не могу ничего придумать, у меня вообще настрой на малыша, а не на вот это все.

После родов к моему депрессивному состоянию и гормональной перестройке добавилась бессонница. Муж по ночам не встает к ребенку даже по выходным. Я в последние полгода, как вареная рыба.

Малыш иногда плохо спит днем. В ответ я часто слышу от мужа, что я неправильно укладываю, что я напряжена, надо расслабиться и ребенок сразу уснет. Причем до этого он не раз брал ребенка и возвращал мне его со словами: «Уложи ты, у меня он не засыпает».

Рассказывать можно еще очень много. Я чувствую себя очень потерянной и из-за постоянных перебоев со сном не могу работать. С дочкой было не так, она спала с нами, и я высыпалась. Сынок же совсем не приемлет совместный сон, поэтому я целыми днями хожу, как зомби.

Муж когда он долго ведет себя со мной нормально, и я оттаиваю, немного открываюсь, очень быстро опять бьет по больному, и я снова закрываюсь в себе. Так было все эти десять лет. И мне страшно, что так пройдет вся моя жизнь. А мне всего лишь 36.

Очень хочется поддержки. Спасибо всем, кто дочитал.