Автор истории подводит итог неудачным отношениям, которые месяц назад завершились расставанием.

"Мы познакомились на работе и встречались чуть больше 2 лет. Тогда я работала в крупной машиностроительной компании, где преобладал мужской коллектив. Он высокий, в хорошей форме, но что меня зацепило – его взгляд, прямой и какой-то гипнотический, по-животному агрессивный.

На момент знакомства ему было 24, мне - 23. Он из полной семьи, но отец любит выпивать, старший брат со странностями. Он единственный защитник матери, опекает ее, и до того защитник, что и со старшим братом дрался, и с отцом, защищая честь матери. Отношения в семье соответствующие.

Я из семьи с нарциссической матерью, отец был, но пропадал на работе, а потом не выдержал и ушел, когда мне было 13. Мы с ним поддерживаем хорошие отношения. Мои предыдущие отношения были ровные, за исключением одних, в которых по моей вине случилось очень много негатива из-за нездоровой атмосферы у меня дома.

...Мы с ним общались в сети неделю, а потом пошли на свидание. Все развивалось достаточно быстро, и через пару недель он пригласил меня к себе. Я отказалась, потому что мне показалось, что это слишком скоро. Он очень разозлился.

Тогда мы первый раз поссорились. Он мне говорил, что на самом деле просто собирался со мной переспать, и после этого он бы мне не написал. Я обсуждала это с подругой, которая уверена, что он не врал, что действительно не собирался в отношения вступать, но стоило мне отказать, его нарратив изменился, вероятно, потому что я переквалифицировалась из просто жертвы в жертву «игручую». Еще он сказал, что у него куча желающих, он без труда все свои потребности удовлетворит.

"Это какая-то ненормальная"

Второй раз мы поссорились еще через две недели, он довел меня до истерики на улице, а сам стоял с таким самодовольным видом, как будто наслаждался представлением, хотя позже он пытался доказать, что на самом деле он обнимал меня и успокаивал. Наговорили мы тогда друг другу кучу гадостей.

За первые полтора месяца я трижды порывалась уйти, но что-то возвращало. Я себе пообещала, что на четвертый я уйду. Но не ушла и на четвертый.

Через непродолжительное время я поехала в гости в его город. Помню, в 4 утра у него разрывался телефон, он говорил что это какая-то ненормальная знакомая его звонит, они недавно на улице встретились. Телефон звонил и утром.

Вообще, и на первых свиданиях он часто не брал телефон, как выяснилось позднее, это была уже другая девушка. Через какое-то время именно она написала мне и сообщила, что они с ним еще состоят в отношениях. Мне он сказал, что они давно расстались.

Пошла переписка на троих, со скриншотами и прочими радостями. Она присылала мне его «да она вообще с кем-то трахается, между нами ничего нет», он присылал «я ей говорил, что мне нравится другая». Все прекратилось, когда эта девушка везде добавила его в черный список. Она мне говорила, что он болен.

Сейчас я думаю, что он просто встречался с нами одновременно, и, возможно, не только с нами. Для меня эта ситуация послужила мощнейшим холодным душем.

После этого началось сахарное шоу. И я не выдержала напора. Походила к психологу, успокоилась, и продолжила отношения. Ревновала первое время дико: шерстила его лайки, подписки. А потом, когда мы съехались, как-то забила.

Он сказал еще на первом свидании, что у него было очень много девушек, «не сосчитать», потом выяснилось, что одна, из-за чего он очень комплексовал. Он дескать специально мне соврал, чтобы не произвести впечатление неудачника.

Был еще случай, когда он начал рассказывать про свою бывшую со словами «мы как-то с Иркой…». Его бывшую зовут не так. Когда я ему на это указала, он сказал, мол неужели произнес ее имя вслух, и начал меня убеждать, что мне просто послышалось, и не мог он произнести «Ирка». Но я же слышала. Чему верить, я не знаю до сих пор.

Любитель кусаться

Я начала ходить с ним в один зал, но, несмотря на то, что я раньше занималась и сама, он постоянно критиковал мою физическую форму, мол слишком худая, и зад плоский. Меня очень это обижало. Он мне сам нашел тренершу, причем отобрал ее по размеру попы, что тоже меня очень обижало: неприятно же, когда в открытую демонстрируют, что чужие попы разглядывают, а еще и видишь в его подписках кучу пабликов с голыми девицами, которые мелькали у него и в ленте.

Меня при этом ревновали к каждому столбу. Общаться с противоположным полом мне было чуть ли не запрещено. Естественно, «подозрительные лица» (которые, как ни удивительно, оказались теми мужчинами, которые были во мне заинтересованы) были опознаны моментально, и естественно, они из моих подписок были удалены. Так мне будет спокойнее, думала я, не буду постоянно выслушивать сцены ревности.

Спустя два года фитнеса у меня наконец появился результат. Он почти никогда меня не хвалил, а на мои вопросы о своей физической форме, отвечал лишь «пойдет» и «надо заниматься дальше», причисляя мои успехи в зале к исключительно его заслугам. Недавно вот сказал, что моя форма улучшилась, и ему стало хотеться больше секса. Очевидно, это был комплимент.

Он смотрел много порно, пару раз намекнул на его желание разнообразить процесс. Вспоминал иногда, что когда не было девушки, часто занимался мастурбацией, а когда была – они могли весь день не вылезать из постели, это все естественно сопровождалось невероятным количеством оргазмов. Выяснилось, правда, что девушка имитировала, что его очень сильно задело, вызвало кучу комплексов. Имитировала и я. Мне было легче сделать так, чем потом смотреть на «козью морду» и выслушивать, что со мной что-то не так. Он действительно считал мои оргазмы.

Секс часто был неприятным и почти всегда болезненным. По прошествии первых впечатлений, я перестала возбуждаться, мы часто сразу переходили к процессу, даже не целуясь. Было ощущение, что меня просто поюзали и пошли дальше. Чувствовала себя изнасилованной.

Были попытки манипуляций сексом. Например, незадолго до последней ссоры, он «решил провести эксперимент»: не прикасался ко мне нарочно всю неделю. Мне, как назло, именно тогда и хотелось.

Я вечно ходила в синяках: он любил кусаться (за ноги и попу, даже за лицо кусал), да и вообще выражал ласку очень грубо; его забавляло, когда я в истерике билась от щекотки; больно шлепал меня по заду. На все просьбы быть нежнее отвечал «ну я же так заигрываю, внимание привлекаю, ЯЖМУЖИК», но когда я его обнимала, стоял истуканом и ждал, пока это кончится. Да и в целом он не любил всякие телячьи нежности, за руку не брал никогда, а если я брала, то выдерживал дай бог минутку.

Год назад он хотел уйти, чтобы «побыть одному». Я так перепугалась, начала его убалтывать, что еще не все потеряно. Он решил "дать нам шанс». Потом наступил карантин, который, на мой взгляд, одновременно и продлил отношения, и спас мою крышу. Он уехал обратно в свой город и жил там почти полгода. Мы виделись раз в месяц, только по телефону разговаривали.

Я, конечно, не знаю, чем занимался он, но мне было хорошо, особенно после того, как первая ломка прошла. А после нового года, как ремонт в моей квартире закончился, мы решили съехаться. Хотя это, наверное, я его упросила, а он отпирался, мол выставлю я его.

Когда мы съехались, все проблемы, которые сгладил карантин, обострились. За неполных 4 месяца сожительства (он неделю у меня был, неделю у себя в городе, т.к. в офисе надо было всего раз в неделю появляться) мы по-крупному ссорились трижды.

Один раз он просто ушел, потому что я... сидела и рисовала. Этим он хотел доказать, что не потерпит такого отношения к себе, что он готов уйти в любой момент.

Второй раз я остро отреагировала на то, что он назвал меня ленивой и посоветовал мне чаще мыть голову. Выясняли отношения 3 дня по телефону. Я уже была готова уйти, но как-то ссора сошла на нет.

Всегда было ощущение, что в отношениях что-то не так, что меня просто дрессируют под свои удобства. Во мне жила постоянная обида на все! Настроение могло просто испортиться из-за какой-то мелочи, и вот глаза уже на мокром месте. Я просыпалась уже в полуплаксивом состоянии.

Быт приходилось тянуть на себе. Вроде он и не заставлял постоянно убираться и готовить, мы часто кушали вне дома, но стоило мне начать жаловаться на отсутствие помощи, он заявлял «если надо что-то сделать – попроси, а не делай вид, что трудовую повинность несешь». То, что я просила сделать, он не делал. Да и не хочется постоянно тыркать человека, если что-то надо, хочется, чтобы и он инициативу и заботу проявлял, что он считал эгоизмом и инфантилизмом.

Как-то он заявил, что хочет, чтобы я научилась готовить все рецепты его мамы. Он вообще в очень близких с ней отношениях, может звонить по 4 раза в день и разговаривать с ней по 40 минут.

Даже мой кот ходил при нем по струнке! Кошак, к слову, очень нервничал, когда он был дома: мог мяукать истошно без причины, целыми днями из домика не вылезать, он мог к коту не притрагиваться, а кот начинал шипеть. Это при том, что мой кот – существо максимально ручное и не кусачее.

С непониманием и критикой я сталкивалась на каждом шагу: и тату он не приемлет, и одеваюсь не так, то крашусь слишком ярко, то можно было бы и поярче, и ник мой в инстаграме не такой, и ношу короткие ногти, а надо длинные и с маникюром, потому что так женственнее, читаю не ту литературу (фэнтези он вообще не признает), блогеров не тех смотрю, зарплату свою (больше его) получаю незаслуженно, с родителями общаюсь не так, подружки у меня ненормальные, парней у меня слишком много было (он вообще мечтал встречаться с девственницей, чтобы всему ее «обучить»), все мне в жизни досталось просто так из-за удачи и родителей, к рисованию у меня просто талант (человек отказывался понимать, что за карандашом я просидела за всю жизнь не одну сотню часов, приписывал умения к естественной предрасположенности).

Возникал вопрос, почему же он, собственно, тогда со мной?

Сам он при этом сидел все время в моей квартире за моим компом, в офис ездил раз в неделю (2 остановки на автобусе), постоянно жаловался на то, что на работе его не ценят и не принимают (сам он не хотел ни с кем общаться, нафиг ему эти офисные лицемеры не сдались), но новую работу искал очень лениво (я его всячески на это мотивировала, даже помогла резюме перевести на инглиш), мог весь день протупить в компьютерные игры, и ничего не сделать по дому (посуду помыл целых 2 раза за 4 месяца, и то, напоказ), при этом очень негативно отзываясь обо всем вокруг.

К слову, когда он играл в компьютер сам, либо со мной в сетевой шутер, он всегда ОЧЕНЬ сильно злился: говорил, а точнее орал, исключительно матом, чем меня очень пугал, особенно поначалу. Я в такие игры не особо люблю играть, но он так подолгу там залипал, что и я решила попробовать, чтобы интересов общих было побольше. Играть с ним было просто дико: он орал на меня за малейшее промедление, и тот единственный раз, когда он меня послал нах, был как раз во время этой самой игры. На следующий день, правда, извинился, когда стало ясно, что я реально на него обиделась.

За рулем тоже вел себя агрессивно. Когда я после очередного резкого маневра вжималась в кресло и хваталась за ручку, он в резкой форме мне говорил, мол, какого я паникую, только его от дороги отвлекаю.

Моим персональным дном стала ссора месяц назад и реакция организма. Меня последний месяц без причины бросало то в жар, то в холод; очень ухудшилось состояние кожи; плюс скачущее в его отсутствие либидо. Я была в такой дезориентации во время выяснений отношений, что мне действительно казалось, что я схожу с ума. Помню, как не единожды задавала себе вопрос «Кто из нас свихнулся?».

Когда читала/слушала его аргументы, казалось, все логично, и сложно было не согласиться, но когда я во время затишья это себе проговаривала вслух, не могла понять, что это за бред вообще. Тогда же появилось смутное ощущение, что это манипуляция. Он сам говорил, что если пытаются давить на твои эмоции, тебя пытаются обмануть.

Вспомнилось, как в самом начале отношений он пытался выбить из меня признание в измене, а потом выяснилось, что это как раз у него что-то непонятное с бывшими или не бывшими дамами на стороне. Как-то смутно обозначилась в голове фазообразность ссор: грубые наезды, прибеднения, затишье, а потом все заново.

Причем мирно закончить ссору он не давал («Нет мы еще не все выяснили! я от тебя добьюсь правды!»), так же как и не давал заниматься посторонними, не относящимися к ссоре вещами, от телефона не отпускал – иначе поток матюков в мою сторону и «как ты смеешь пойти в туалет, пока я тут от боли и нервов корчусь!».

И вот я, несколько дней решалась и все же сказала ему заветные слова «Нам надо разъезжаться». Случился взрыв. Он уехал с частью своих вещей только спустя три адских дня, успев назвать меня шизофреничкой, социопатом, психопатом, шлюхой, даже предположил, что я «также молча смогу убить человека», говорит, что «вложил в меня столько сил и времени, а в итоге трахать меня будет кто-то другой»; валил все на меня.

А потом началось сахарное шоу небывалого размаха. Оказалось, что у нас была любовь, о чем я узнала только, когда он ушел (на мое признание в любви годом ранее он гаденько улыбнулся и спросил «правда?»). Он просил прощения, говорил что все будет по-другому, названивал и написывал так, что от телефона нельзя было отойти. Я была под самой настоящей атакой.

Правда, он пытался меня убедить, что шлюхой меня не называл (а когда не вышло, сказал, что он был так зол, что не помнит и половины всего, что наговорил; потом признался, что все прекрасно помнит), что признание было по телефону (а вот и нет, оно было, когда мы ночевали у меня), да и что я его отпустила из-за какой-то там бытовухи, так не должно было быть! и не было между нами чего-то такого, что «очернило и разрушило чувства».

В общем, в 80% сообщений казалось, что он сам с собой разговаривает. А на мое сообщение, что он все так же меня не слышит, сказал, что ни драмы, ни обесценивания нет, а мои умственные способности он всегда высоко ценил (когда он уходил, назвал меня тупой), что я зациклена на негативе и боли.

"Был мальчишкой, стал мужчиной"

Через неделю он приехал за остатком вещей. Это было самое болезненное. В этот день он попал в больницу с панической атакой и предобморочным состоянием (прислал мне заключение свое, мол, «никогда себя до такого не доводил»), но приехал все равно с букетом роз и вкусняшками. Был виноватым цыпленком с дрожащим голосом. Никогда его таким не видела. Если бы не подружка, которая была в гостях, не знаю, что бы было…

Он умолял дать еще шанс, не перечеркивать все хорошее, что между нами было, говорил, что он изменился, что тогда (2 недели назад?) был мальчишкой, а сейчас он мужчина, и все не может быть по-старому. Предлагал разъехаться, но держать связь, ходить на свидания, чтобы вернулся былой «огонь».

Я отбивалась, настаивая, что не могу давать ему надежды, что мне нужно побыть одной. На следующий день он названивал что-то спросить по поводу вещей, но я сидела с сестрой, и меня очень вывели из себя лавинообразные звонки и сообщения, поэтому очень раздраженно ему сказала, что если ничего срочного, то созвонимся позже. Не созвонились. Зато я получила кучу сообщений «неужели я заслужил крики по телефону? почему ты сомневаешься мое ли заключение я тебе прислал? ты меня считаешь настолько лживым манипулятором?».

Давление с его стороны продолжается. Он чуть ли не заклинает меня поделиться с ним ВСЕМ, «исповедаться ему», потому что чувствует, что я что-то от него утаиваю; хочет, чтобы я «как можно скорее все обдумала» и позвонила ему, да и в целом ведет себя так, будто это мелочная ссора, я психанула из-за фигни какой-то, будто мы все еще встречаемся (вообще, он всегда любил побыть моим личным психологом, и после эпизода с «бывшей» успешно заменил настоящего психолога, к которой я периодически ходила).

В его нескончаемых монологах, хоть и присутствует частичное признание своей вины, но есть и смутное ощущение попытки ее спихнуть, мол это я его выставила после всего, что между нами было, это же я перечеркнула все хорошее, «это же мое решение». Слушаешь его и невольно задаешь себе вопрос, а так ли серьезны мои претензии к нему, как я думала?

Прошло две недели со дня Х. Я до сих пор получаю звонки и сообщения в неимоверном количестве, он шлет все вперемешку: «у меня из-за тебя огромные проблемы», «мне плохо без тебя», «у меня из-за тебя начались проблемы с сердцем», «я тебя любил и сейчас люблю» (к слову, это первый раз, когда он мне это говорит; какой человек признается в любви спустя две недели расставания?).

В какой-то момент я сдалась, взяла трубку. Говорю ему, мол, зачем в тысячный раз что-то выяснять, если мы расстались. В ответ: «Нет, мы не расстались. Этого недостаточно для расставания. Люди из-за такого ссорятся, но не расстаются». На мой вопрос, а что же тогда является поводом, он ответил: «Ну я же тебе не изменил. Я тебя не ударил». То есть, вот какие поводы у человека для расставания. К этому всему можно еще добавить третье: «Мы расстанемся только, когда я решу».

Мысли о том, что я себе все придумала постепенно уходят, особенно после написания истории, да и наверняка еще много чего осталось забыто, но сердце у меня все равно за него болит. Хочется, чтобы человек, с которым мы были вместе больше двух лет, был спокоен и счастлив, хочется, чтобы отпустил меня и начал приводить свое здоровье и жизнь в порядок. Чувство вины все еще периодически появляется.

...Где-то на подсознательном уровне у меня к нему всегда был страх. Меня напрягало, что его любимые фильмы – «Американский психопат», «Заводной апельсин» и «Бойцовский клуб» (кстати в основном те фильмы, которые мы смотрели вместе, оставляли у меня очень неприятный осадок, там почти всегда было насилие над женщинами, типа «Ветреная река» и «Город грехов»); любимая книга – «Над пропастью во ржи» (кстати, я эту книгу терпеть не могу, и споры по поводу того, что я просто ее не понимаю, часто переходили в ссоры); любимая историческая фигура – Сталин.

Не могу не вспоминать два эпизода в интимной жизни. Вроде бы ничего такого, но ощущения очень… не очень. Первое: мы ночевали у него, с утра ему захотелось секса. Он, недолго думая, как обычно плюхнулся на меня сверху, пока я лежала на животе, потерся немножко о мой зад и приступил к процессу. Ни о каких предварительных ласках не было и речи! Хотя я только проснулась и не то что возбудиться не успела, так и вообще понять, что происходит.

Он, в общем, свои дела сделал, перелез через меня и пошел по своим делам. Я во время секса просто лежала, особо не двигалась и звуков не издавала. Плюс, мне было больно, и от унижения я уже чуть не плакала. Как будто меня насиловали. Он даже спросил в какой-то момент: «Ты там живая?». Короче, по-моему показательно. Он знал, что утренний секс мне не нравится, утром хочется в туалет сходить и зубы поскорее почистить.

Не поверил, что я дважды упала в обморок, когда сильно отравилась. У меня поднялась температура, меня рвало чуть ли не фонтаном. Из-за того, что ничего не ела, дважды потеряла сознание в коридоре, причем с промежутком в минут 5. В первый раз я упала и сильно ударилась головой о пол, боялась даже, что сотрясение. Во второй раз очнулась у двери в его комнату. Я сразу же ему позвонила рассказать об этом, и мне было очень страшно. А ему было очень все равно. Он реально не поверил. Говорил, что не может такого быть, что мне наверное показалось, клонил к тому, что я его обманываю.

Увлечение маньяческой темой. Мне, конечно, самой нравится читать про это все, и я люблю сериалы про полицию и ФБР, но он читал статьи с признаками психопатии и пытался эти признаки найти у себя. Однажды позвонил мне в упадническом настроении и заявил «мне кажется, я маньяк». Он очень углублялся в тему Чикатило – статьи на вики читал, посмотрел две документалки, которые на него очень сильное впечатление произвели.